Инфляция-2021: в прогнозах промахнулись все

Главной общемировой проблемой 2021 года стал рекордный за много лет рост цен — таргет во многих странах оказался превышен где в два, где в три и более раз. В России инфляция в 2021 году превысила 8%, хотя в начале года и правительство, и экономисты считали, что она будет несколько ниже 4%.

Аналитики, опрошенные «Интерфаксом»», высказались о том, почему прогнозы так сильно разошлись с реальностью.

Алексей Девятов (главный экономист «Уралсиба»): Промахнулись, честно говоря, все. Основные причины высокой инфляции — на стороне предложения. Это неблагоприятные погодные условия во многих регионах мира, глобальная нехватка трудовых мигрантов, разрывы производственных цепочек, трудности с логистикой. Кроме того, в ряде секторов (например, в строительстве) наблюдалось резкое увеличение спроса. Все эти факторы трудно предсказать заранее. Монетарные факторы, за которые и отвечает ЦБ, сыграли очень незначительную роль. По нашим оценкам, из ожидаемых 8,3% инфляции в этом году ростом предложения денег можно объяснить только 0,7-0,8 п.п.

Сергей Дробышевский (директор по научной работе Института экономической политики им. Гайдара): По нашим оценкам, при той динамике мировых цен, курса рубля, ВВП России и инфляционных ожиданий для смягчения инфляционной волны было необходимо резкое повышение ключевой ставки (до 6,5-7,5%) уже в первом квартале 2021 года, при этом отрицательный эффект на рост (с учетом реализации отложенного спроса) не превысил бы 0,1-0,2 п.п. прироста ВВП — т.е. рост был бы 4,3-4,5% вместо ожидаемых 4,5-4,7%. Однако в тот период точно спрогнозировать все развитие ситуации и принять такое ex-post оптимальное решение было невозможно.

Антон Струченевский (главный экономист SberCIB): С инфляцией промахнулись экономисты всего мира. Прецедентов не было. Никогда еще мир не оказывался в такой ситуации, как в 2020 г. Напомню, что на фоне локдауна шло «соревнование» между странами, кто больше денег выделит на поддержку. Что случится потом, как изменятся потребительские привычки, что будет с технологическими и логистическими цепочками — все это было неизвестно. Отсюда и недооценка инфляции. ЦБ начал реагировать на инфляцию вовремя и адекватно. Вклад спросовых факторов в инфляцию очень высок. Например, рост кредитования населения раздул спрос на непищевые товары. Особенно это заметно в сегменте автомобилей.

Андрей Мелащенко (экономист по РФ «Ренессанс Капитала»): Мало кто ожидал столь стремительного восстановления спроса, догнать который предложение не может до сих пор. ЦБ является ортодоксальным регулятором и реагирует на проинфляционные риски гораздо сильнее, чем на дезинфляционные. Банк России начал ужесточение ДКП одним из первых в регионе, когда риски существенного ускорения инфляции стали материализовываться.

Артем Заигрин (главный экономист Sova Capital): На мой взгляд, ЦБ достаточно вовремя стал поднимать ставку. При этом инструментами монетарной политики очень сложно повлиять на шоки предложения, возможно только подстроить спрос. Основная проблема — избавиться от порочного круга высоких инфляционных ожиданий и повысить привлекательность депозитов. Такую цель и преследует ЦБ на данный момент. Борьба с причинами самой инфляции — прерогатива правительства, по большей части.

ЦБ пока уверенно заявляет, что намерен вернуть инфляцию к таргету уже к концу 2022 года, возможно, такими словесными интервенциями пытаясь немного сбить повышенные инфляционные ожидания у населения. Профессиональные экономисты считают, что это не удастся сделать в 2022 году (консенсус-прогноз на 2022 год по инфляции равняется 5,1%), да это и не очень нужно — ничего страшного не произойдет, если инфляция вернется к таргету только в 2023 году.

Инфляция-2022

Девятов: Мы ожидаем, что в 2022 г. цены вырастут на 5,2%. На наш взгляд, у ЦБ нет необходимости пытаться вернуть инфляцию к 4% по итогам следующего года. Снижение до 5,2% уже обеспечит заметное сокращение инфляционных ожиданий населения. По нашим оценкам, в 2022 г. (произошедшее и ожидаемое) ужесточение политики ЦБ будет стоить российской экономике 0,7 п.п. роста ВВП. Достижение целевого уровня потребует более существенного роста ключевой ставки — и, таким образом, более значительных потерь для экономики.

Дмитрий Долгин (главный экономист ING Bank по РФ): Инфляция, скорее всего замедлится, но заметно это станет уже во втором полугодии 2022. Возврат к 4,0-4,5% к концу года — это оптимистичный сценарий, мы ожидаем 5,0-5,5%. Не думаю, что ЦБ будет «давить» инфляцию любой ценой, так как для существенного замедления инфляции, скорее всего, требуется слишком агрессивное повышение ставки. Но тональность комментариев в любом случае останется жесткой, сфокусированной на инфляционных рисках. Снижение ставки, если оно и будет, то крайне скромным — в районе 0,5 п.п.

Александр Исаков (старший экономист «ВТБ Капитала» по России и СНГ): По нашим оценкам, в 2022 году следует ждать замедления инфляции до 5,4% при сохранении структуры роста близкой к текущей: продовольственные товары останутся наиболее скоро растущей категорией, цены услуг будут расти с темпами, близкими к целевым 4%, а непроды окажутся посередине с темпом проста порядка 5% по году. При этом очевидно, что наибольшая неопределенность структурно связана с ценами продовольствия — они могут существенно изменить картину роста цен на следующий год. Мы также надеемся, что следующий год станет поворотным для картины российской инфляции в том смысле, что начнется более предметное обсуждение учета стоимости жилья, т.н. «вмененной ренты», в индексе ИПЦ, что сделает индекс ближе к картине мира публики.

Дробышевский: При сохранении текущей политики Банка России я ожидаю еще одно повышение ключевой ставки в феврале на 0,25-0,5 п.п. Это позволит достичь по итогам года инфляцию на уровне 5-6% (и снизить к концу года ключевую ставку до 6,5-7,0%). Соответственно, возвращение инфляции к таргету, на мой взгляд, возможно только в 2023 г. Более агрессивное повышение (или удержание на высоком уровне) ключевой ставки в 2022 г. вряд ли позволит достичь таргета (в лучшем случае — к декабрю 2022 г. — январю 2023 г.), но будет иметь более значимое отрицательное влияние на темп роста ВВП с учетом отсутствия восстановительной составляющей и резервов отложенного спроса.

Струченевский: Мы полагаем, что во втором полугодии 2022 аннуализированная инфляция вернется к 4% таргету. Однако мы входим в 2022 г. с очень высокими инфляционными показателями. Это создает риск того, что по итогам года инфляция превысит 5%.

Источник: FINMARKET.RU

Источник

Author: tom

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.